Мелехова Г.Н. О публикации Ю.А. Дмитриева «Секс и право»

Опубликовано в категории Дмитриев Ю.А. 28.12.2010

…антиномия: понятие права исходит из понятия нормы, а индивидуальный человек, с которым имеет дело постмодернистская демократия, отрицает норму как репрессию.
Парамонов Б. Конец стиля. СПб.–М., 1997. С. 12.

Потребитель, этот средний европеец наших дней, вовсе не ратует за идеалы практической благонамеренности и общественной благопристойности, даже в их фарисейской транскрипции, – напротив, он оказался чрезвычайно падким на все греховные соблазны, на все выверты порока, находя в любом роде извращений проявление личностной и даже творческой оригинальности и свободы.
Олеся Николаева. Православие и современная культура. // http://www.portal-slovo.ru/art/35792.php?ELEMENT_ID=35792&SHOWALL_2=1&PRINT=Y

Возможности науки XXI века беспредельны: она проникает вглубь атома, в недра Земли, в Космос, в глубины человеческого мозга и психики. Теперь, оспаривая пальму первенства у телевидения, наука занялась человеческими отношениями в спальне. И не какая-нибудь «желтая пресса», а «научно-правовой» журнал «Образование и право», выходящий под грифом Российской академии образования, опубликовал статью д.ю.н. проф., чл.-корр. Российской академии образования Ю.А. Дмитриева «Секс и право» [2010 №1 (11). С. 106–111].
В статье исследуется (весьма компетентно!) проблема легализации сексуальных меньшинств. Их представители описываются с большой симпатией: «новое явление, разрушающее стереотипы традиционных социальных (надо бы «сексуальных» – Г.М.) отношений», «внутренняя психологическая и социальная свобода», «одна из самых респектабельных частей населения», «личная и политическая свобода». Автор с большим знанием дела раскрывает проблемы данных сообществ: бесправное, не поддержанное законодательством положение, проблема детей и пр. Ю.А. Дмитриев продумал, как легко все можно исправить: в Семейном кодексе надо просто заменить определение брака как союза мужчины и женщины на «союз двух физических лиц». И эта норма, утешает нас автор, «даже не будет противоречить международному праву»! В статье намечены и перспективы: «борьба за прогресс в этой области идет тяжело, преодолевая сопротивление костной (так!) части общества», но «с ростом экономики… и развитием демократии количество лиц "нетрадиционной” (кавычки автора цитаты – Г.М.) сексуальной ориентации становится все больше». Посему, рекомендует профессор, «необходимо, чтобы человечество в целом усвоило одну простую истину: препятствие развитию естественных (разве не противоестественных? – Г.М.) потребностей человека – это насилие над личностью…» 
Таковы рекомендации профессора, академика РАЕН и члена-корреспондента РАО, проректора Международной академии предпринимательства, заслуженного деятеля науки РФ, «ведущего юриста России» – так позиционирует он себя на своем сайте (http://www.ydmitriev.ru/). По логике «ведущего юриста», если воров (пьяниц, наркоманов, носителей СПИДа) становится все больше, надо признать их нормой жизни. Или еще известный факт: до 90% населения страдает кариесом, однако почему-то беззубые далеко не считаются эталоном красоты, и мы стремимся сохранить (или вставить) зубы. 
Само название статьи звучит вызывающе для русского уха, хотя мнимые правозащитники уже давно пытаются приучить нас к этому слову и теме [1]. Неслучайно слова «секс» нет в словарях В.И. Даля (хотя стараниями авторов 3-го издания там есть ряд неприличных слов), Брокгауза-Эфрона, С.И. Ожегова (слово появилось в словаре Ожегова-Шведовой 1990-х годов издания), Д.Н. Ушакова (в 2-х последних есть слово «сексуальный» – сексуальные отношения). По русскому обычаю, об этом не говорят, это – табуированная для русской культуры сфера. Вроде бы это известно Ю.А. Дмитриеву: в одной из своих статей он отмечал, особенность и силу обычаев русских: «Русский народ впитывал обычаи с молоком матери и считал нарушение норм обычного права бόльшим злом, чем несоблюдение государственного законодательства. Сила обычая в кругах крестьянского общества подкреплялась мощной морально-нравственной, духовной идеологией христианского вероисповедания» [2]. Тем не менее Ю.А. Дмитриев легитимизирует проблему не просто сексуальную, а сексуально-извращенную. 
Безусловно, данная публикация имеет знаковый характер: одно дело – отстаивание извращенцами своих «прав» в Интернете и на улице, другое – статья академика в академическом журнале. К какому же направлению можно отнести публикацию Ю.А. Дмитриева «Секс и право»? К законодательству в сфере образования? Правовому мониторингу? Реформе юридического образования в России? Или, может быть, к инновационным технологиям? Господа директора и ректоры институтов, профессора и академики, где ваше нравственное чувство? Есть ли у вас дети, внуки, племянники, наконец? Какую Россию вы им оставите?
Но на Руси еще сильны традиционные устои, и многие уверены, что «ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6:9). Обратим внимание: в одном ряду –  пьяницы, разбойники и герои нашего автора, а не «одна из самых респектабельных частей населения». Русский человек может быть весьма грешен, но грех он называет грехом, а не заворачивает, как конфетку, в красивую обертку. Культура А.С. Пушкина и Ф.М. Достоевского не приемлет смешения добра и зла. У человека есть внутренняя свобода от зла (ее «камертоном» является совесть) и есть свобода нравственного выбора. Как разъясняет Декларация о правах и достоинстве человека, «свобода от зла является самоценной. Свобода же выбора приобретает ценность, а личность – достоинство, когда человек выбирает добро. Наоборот, свобода выбора ведет к саморазрушению и наносит урон достоинству человека, когда тот избирает зло» [3]. Эту свободу не насилует сам Господь; «вольному – воля, спасенному – рай», – говорится и в русской пословице. Но наш автор раскрывает свои взгляды не в частной беседе за чашкой кофе, с их пропагандой он вышел на общественную трибуну, и это уже – не его личное дело. Он – лицо публичное, преподает студентам, определяет лицо академии, в которой является проректором, а также политику издательства и журналов, в состав редколлегий которых входит. Он причастен к авторитету РАЕН и РАО, членом которых является. Безусловно, такое лицо должно соответствовать определенным (и довольно жестким) не только научным, но и нравственным требованиям. Соответствует ли им наш автор? Вопрос риторический.
Закончим цитатой: «Педагогически и психологически невоз¬можно адаптировать граждан к неприемлемым для них законам. Недейственно и опасно также издание «прогрессивных» законов, не отвечающих психологическим и педагогическим реалиям, плохо учитывающих демократический и правовой опыт населения, уро¬вень его правовой компетентности, воспитанности и развитости. Такие нормативные правовые акты не только обречены на бездействие, но и множат неуважение к правам, долгу, обязанностям» [4]. Это высказывание самого Ю.А. Дмитриева (и не столь давнее – этого года) фиксирует необходимость законодателям учитывать обычное право народа. Воспеваемая нашим автором часть общества всегда на Руси была презренна. Так это и поныне. Господин Юрий Альбертович, изучайте свои работы!

Г.Н. Мелехова, к.и.н., доцент 

1. См., например: Левинсон Лев. «На Святой Руси секса нет». // http://users.kaluga.ru/kosmorama/levinson.html.
2. Рецензия на монографию Б. А. Молчанова, Е. Б. Гартфельд, Т. В. Корольковой «Обычай в правовой системе России». – Ковров: ООО «ГЕММА», 2007. // Интернет-версия независимого научно-популярного журнала «Право и жизнь». № 117 (12). 2007. http://www.law-n-life.ru/arch/n117.aspx.
3. Декларация о правах и достоинстве человека X Всемирного Русского Народного Собора. // http://www.sedmica.orthodoxy.ru/242-07-04-06.php - 1.
4. Влияние государственной политики в области прав человека на развитие юридической педагогики в России. // Интернет-версия независимого научно-популярного журнала «Право и жизнь» №146 (8). 2010. http://www.law-n-life.ru/arch/n145.aspx.


Просмотров: 2358