Понкин И.В. О несостоятельности уверений о правовой возможности продолжения преподавания православной культуры вне рамок "эксперимента"_ч.2

Опубликовано в категории Госстандарты общего образования 08.02.2010

 

НАЧАЛО

 

Лишь следующие положения «Примерного соглашения…», недостаточно определенно формулирующие «обязанности» органа управления образованием субъекта Российской Федерации, имеют отношение к обсуждаемому вопросу:

«Обеспечивает учет запроса граждан на изучение их детьми предметов по православной культуре и культуре других религий, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия народов России, в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях субъекта Российской Федерации.

Обеспечивает в соответствии с учетом запроса граждан введение и реализацию в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях субъекта Российской Федерации предметов по православной культуре на основе добровольности и свободы выбора, при соблюдении законных интересов и прав представителей других религиозных организаций и нерелигиозной части общества» (статья 2),

и устанавливающие «обязанности» епархии:

«Участвует в организации исследования запроса граждан на изучение их детьми предметов по православной культуре и культуре других религий, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия народов России, в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях субъекта Российской Федерации.

Участвует в обеспечении прав граждан на изучение их детьми предметов по православной культуре в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях субъекта Российской Федерации на основе добровольности и свободы выбора, при соблюдении законных интересов и прав представителей других религиозных организаций и нерелигиозной части общества» (статья 3).

Проведенный юридико-лингвистический анализ позволяет утверждать, что процитированные фрагменты «Примерного соглашения…» и все оно в целом не содержат никаких реальных и конкретно сформулированных обязательств сторон, правовых гарантий и механизмов, отвечающих существующему социальному образовательному запросу православного населения России на организацию изучения православной культуры в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях.

В «Примерном соглашении…» не нашли никакого конкретного отражения и чёткого закрепления ответы на вопросы организации изучения православной культуры в школах, в частности, о содержании курса православной культуры, формате и механизме его преподавания, порядке определения и допуска преподавателей, согласования учебных пособий, механизме реализации и фиксации выражения волеизъявления родителей на выбор их детьми курса православной культуры или альтернативного курса.

Подчеркнем, что «Примерное соглашение…» не содержит ни одного положения, обязывающего орган управления образованием субъекта Российской Федерации обеспечить необходимые условия, относящиеся к сфере компетенции этого государственного органа, для преподавания Основ православной культуры.

Таким образом, «Примерное соглашение…» не может являться и оцениваться в качестве правовой основы для продолжения практики преподавания основ православной культуры в регионах в ранее реализовывавшихся формах. (С таким же успехом можно ссылаться на закон о пчеловодстве.)

Главный порок в представленной в письмах И.М. Реморенко и И.И. Калины аргументации заключается в том, что региональные органы государственной власти не правомочны предоставлять или делегировать кому бы то ни было полномочия, которыми они не обладают (на такие полномочия ссылается И.М. Реморенко), ни посредством соглашений, ни каким бы то ни было иным способом. Вследствие этого, даже будучи подписанным, соглашение, подобное «Примерному соглашению…», не будет иметь юридической обязывающей силы в части наделения образовательных учреждений правом преподавания православной культуры (в формах, отличающихся от «эксперимента»).

В Законе РФ «Об образовании» только подпункт 5.2 пункта 1 статьи 29 имеет отношение к обсуждаемому вопросу (содержание образования), относя к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации в сфере образования «участие в разработке на основе федеральных государственных образовательных стандартов или федеральных государственных требованийпримерных основных образовательных программ с учетом их уровня и направленности (в части учета региональных, национальных и этнокультурных особенностей)». Но использование словосочетания «участие в разработке» превращает указанное полномочие субъекта Российской Федерации в декларацию, не подкрепленную реальными правовыми гарантиями и не наполненную чётким правовым смыслом.

Важно отметить, что, в соответствии с пунктом 5.1 статьи 14 Закона РФ «Об образовании», «уполномоченные федеральные государственные органы обеспечивают разработку на основе федеральных государственных образовательных стандартов или федеральных государственных требований примерных основных образовательных программ с учетом их уровня и направленности». То есть именно федеральные, но никак не региональные уполномоченные государственные органы разрабатывают указанные примерные программы. При этом не менее важно, что примерные основные образовательные программы должны разрабатываться (применительно к обсуждаемому уровню образования) именно на основе федеральных государственных образовательных стандартов.

Учитывая, что, как было отмечено выше, федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования (утвержденный приказом Минобрнауки России от 6 октября 2009 г. № 373) неправомерно, по существу, исключает вариативную часть (в урочной части), почти полностью замещая ее объем внеурочной деятельностью в общем объеме основной образовательной программы (п. 19.3 стандарта), совершенно ясно, что разработанные на его основе примерные основные образовательные программы, тем более, не могут изменить ситуацию, поскольку не могут противоречить указанному стандарту. Полномочие региональных органов государственной власти в сфере образования участвовать в разработке таких примерных программ, больше похожее на фикцию, а не на реальное полномочие, не может обеспечить надёжную реализацию законных интересов православных граждан, представляемых Епархией.

Особо отметим, что в законодательстве Российской Федерации не установлены какие-либо иные, выходящие за круг рассмотренных нами выше, полномочия органов управления образованием субъектов Российской Федерации, позволяющие им влиять на содержание образования в общеобразовательных учреждениях и дающие им правомочия организовывать изучение православной культуры в общеобразовательных учреждениях вне рамок выше обозначенного эксперимента.

 

Выводы.

1. В настоящее время в законодательстве Российской Федерации отсутствуют законные основания для продолжения преподавания в субъектах Российской Федерации православной культуры в общеобразовательных учреждениях в ранее реализовывавшихся формах – вне рамок начатого Минобрнауки России эксперимента по «апробации в 2009–2011 годах комплексного учебного курса для общеобразовательных учреждений "Основы религиозных культур и светской этики”, включающего основы православной культуры, основы исламской культуры, основы буддийской культуры, основы иудейской культуры, основы мировых религиозных культур и основы светской этики», определенного Распоряжением Правительства РФ от 29.10.2009 № 1578-р.

2. «Примерное соглашение о сотрудничестве органа управления образованием субъекта Российской Федерации и централизованной религиозной организации (наименование епархии) Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)», направленное в органы управления образованием субъектов Российской Федерации директором Департамента государственной политики и нормативно-правового регулирования в сфере образования И.И. Калиной (письмо от 13 июля 2007 г. № 03-1584), не может служить правовым основанием для продолжения преподавания православной культуры в общеобразовательных учреждениях в ранее реализовывавшихся в субъектах Российской Федерации формах – вне рамок начатого Минобрнауки России эксперимента «апробации в 2009–2011 годах комплексного учебного курса для общеобразовательных учреждений "Основы религиозных культур и светской этики”», определенного Распоряжением Правительства РФ от 29.10.2009 № 1578-р.

3. Письмо директора Департамента государственной политики в образовании Министерства образования и науки Российской Федерации И.М. Реморенко № 03-2375 от 25 ноября 2009 г. «О преподавании учебных предметов по истории и культуре религий в школе» содержит утверждения, которые противоречат действующему законодательству Российской Федерации и направлены на формирование заведомо ложного представления  о том, что имеются правовые основания для продолжения преподавания православной культуры в общеобразовательных учреждениях в ранее реализовывавшихся в субъектах Российской Федерации формах – вне рамок начатого Минобрнауки России эксперимента. При этом указание И.М. Реморенко в его письме на вышеназванное «Примерное соглашение…» как на основание продолжения преподавания православной культуры в ранее существовавших формах является ошибочным и юридически безграмотным.

 

Доктор юридических наук,

заместитель председателя Комиссии по проблемам безопасности,

защиты прав ребенка и других участников образовательного процесса

Общественной палаты по образованию в городе Москве

 

И.В. Понкин

06.02.2010

 

1. См., к примеру, Расписание занятий курсов повышения квалификации тренеров – преподавателей «Основы религиозных культур и светской этики» 15–22 января 2010 года в ФГОУ ДПО «Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования». Обращаем внимание на характерную используемую в указанном материале лексику, явно свидетельствующую о подмене инициативы Президента России («тренеры» – применительно к религиозной культуре (!), «слёт» – прим. авт). Показательным является также содержание документа «Примерная программа комплексного учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики» (34 часа)».

2. См.: О создании конвейера «людей примитивного полуевропейского типа». Ход и результаты обсуждения проекта федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования: Сборник материалов / Сост. д.ю.н., проф. М.Н. Кузнецов. – М.: Институт государственно-конфессиональных отношений и права, 2009. – 232 с. (Доступно в Интернете по адресу: http://www.moral-law.ru/publ/o_sozdanii_konvejera_ljudej_primitivnogo_poluevropejskogo_tipa_sbornik_materialov/21-1-0-138).

3. См., в частности, об этом выступлении: http://www.patriarchia.ru/db/text/931289.html. – 07.11.2009.

4. Направлено в органы управления образованием субъектов Российской Федерации директором Департамента государственной политики и нормативно-правового регулирования в сфере образования И.И. Калиной (письмом от 13 июля 2007 г. № 03-1584). Указанное лицо явилось автором финальной версии этого проекта «соглашения».

5. Доклад председателя Синодального отдела религиозного образования и катехизации епископа Зарайского Меркурия на совещании по вопросам преподавания учебного предмета «Православная культура» // http://www.patriarchia.ru/db/text/742813.html. – 27.11.2009.

6. Ответ заместителя директора Департамента государственной политики в образовании Министерства образования и науки Российской Федерации М.В. Гончар № 03-ПГ-МОН-9498 от 15.12.2009; Ответ заместителя директора Департамента государственной политики в образовании Министерства образования и науки Российской Федерации Е.Л. Низиенко № 03-1246 от 25.06.2009 и мн. др.

7. См. текст в Интернете: http://www.verav.ru/common/message.php?table=message&num=65. Копия обозначенного информационного письма раздавалась, в частности, на вышеуказанном мероприятии 26 ноября 2009 г.

8. Федеральный закон от 01.12.2007 № 309-ФЗ.

9. Подробнее см.: Заключение Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, проф.  кафедры конституционного и муниципального права России Московской государственной юридической академии, д.ю.н., проф. Н.А. Михалёвой, зам. председателя Комиссии по защите прав ребенка и других участников образовательного процесса Общественной палаты по образованию в городе Москве, д.ю.н. И.В. Понкина от 17.12.2007 о правовых основаниях продолжения реализации учебных курсов религиозной культуры и национально-культурного образования, ранее преподававшихся в рамках регионального компонента и компонента образовательного учреждения государственного стандарта общего образования. Доступно по адресу: www.moral-law.ru.

10. По данным специального доклада Общественной палаты Российской Федерации 2006 года.

11. См. Концепцию включения в новое поколение государственных стандартов общего среднего образования учебного предмета «Православная культура» в составе новой образовательной области учебного плана «Духовно-нравственная культура» (Письмо Управляющего делами Московской Патриархии Митрополита Калужского и Боровского Климента Министру образования и науки Российской Федерации А.А. Фурсенко от 1 ноября 2007 г. (№ 7643)). См. также более поздние документы: Протокол встречи Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с руководителем Администрации Президента РФ С.Е. Нарышкиным, первым заместителем руководителя Администрации Президента РФ В.Ю. Сурковым и министром образования и науки РФ А.А. Фурсенко 19.03.2009 (раздел «Преподавание Основ православной культуры»); Письмо Патриарха Московского и всея Руси Кирилла министру образования и науки Российской Федерации от 15.06.2009 № 3637 А.А. Фурсенко.


Просмотров: 2746