Понкин И.В. О несостоятельности уверений о правовой возможности продолжения преподавания православной культуры вне рамок "эксперимента"_ч.1

Опубликовано в категории Госстандарты общего образования 08.02.2010

Понкин И.В. О юридической несостоятельности заявлений о наличии законных возможностей для продолжения школьного преподавания (вне рамок «эксперимента», определенного Распоряжением Правительства РФ от 29.10.2009 № 1578-р) «Основ православной культуры», ранее осуществлявшегося в рамках регионального и школьного компонентов образовательного стандарта.

Аналитическая справка.

 

В настоящее время сложилась крайне негативная ситуация с начатым Минобрнауки России экспериментом «по введению комплексного учебного курса для общеобразовательных учреждений "Основы религиозных культур и светской этики”» (пункт 1 Распоряжения Правительства Российской Федерации от 29 октября 2009 г. № 1578-р), которая усугубляется отсутствием достоверной, полной и неискаженной информации у руководства Русской Православной Церкви о серьезных проблемах в организации и содержании планируемого к реализации указанного учебного курса, а также о реальной неизбежности прекращения ранее широко распространённой практики преподавания «Основ православной культуры» в школах в рамках регионального и школьного компонентов государственного образовательного стандарта общего образования.

Адекватной оценке и осознанию руководством Русской Православной Церкви серьезности критической ситуации с преподаванием в школе православной культуры и проведением «эксперимента» препятствует активное идеологическое и информационное прикрытие, осуществляемое представителями Минобрнауки России.

Прежде всего, следует отметить, что вводимый в рамках «эксперимента» комплексный учебный курс для общеобразовательных учреждений «Основы религиозных культур и светской этики» по форме и содержанию в значительной мере не соответствует инициативе Президента Российской Федерации Д.А. Медведева от 21.07.2009 по введению в школах изучения основ религиозной культуры, поддержанной Патриархом Московским и всея Руси Кириллом и руководителями других традиционных для России религий. В настоящее время этот учебный курс фактически представляет собой смесь сведений о множестве разных религий, излагаемых с позиций вульгарно-секуляристского псевдонаучного религиоведения [1], пронизанную так называемой «идеологией гуманизма» (той самой, идеологи которой активно выступают за «стирание» границ государств, утрату национального суверенитета, за легализацию педерастических союзов и инцеста), и всё это планируется навязывать школьникам 4-го и 5-го классов без их согласия и вопреки желанию их родителей. (Имеется подробный анализ [2] этого аспекта).

Осенью 2009 года представители Минобрнауки России распространяли заведомо ложные заявления о существовании правовой возможности продолжения преподавания православной культуры в ранее реализовывавшихся почти два десятилетия в субъектах Российской Федерации формах (в рамках регионального и школьного компонентов образовательного стандарта) – т.е. вне рамок начатого Минобрнауки России эксперимента по «апробации … комплексного учебного курса для общеобразовательных учреждений "Основы религиозных культур и светской этики”, включающего основы православной культуры, основы исламской культуры, основы буддийской культуры, основы иудейской культуры, основы мировых религиозных культур и основы светской этики».

В частности, заместитель министра образования и науки Российской Федерации И.И. Калина неоднократно (например, 6 ноября 2009 г. [3]) вводил в заблуждение руководство Русской Православной Церкви, утверждая, что нет оснований тревожиться о сохранении практики преподавания православной культуры в субъектах Российской Федерации, где она ранее существовала, и что продолжение такой практики вполне возможно вне рамок выше названного эксперимента, если использовать в качестве основы «Примерное соглашение о сотрудничестве органа управления образованием субъекта Российской Федерации и централизованной религиозной организации (наименование епархии) Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)» [4].

В настоящее время указанные ложные утверждения сотрудников Минобрнауки России активно поддерживаются и повторяются в качестве официальной позиции отдельными церковными деятелями, уполномоченными курировать сферу образования.

Так, 26 ноября 2009 г. на совещании по вопросам преподавания Основ православной культуры в общеобразовательной школе в рамках т.н. эксперимента по введению новой предметной области «Основы религиозной культуры и светской этики» председатель Синодального отдела религиозного образования и катехизации епископ Зарайский Меркурий в своем докладе заявил: «Хотелось бы специально отметить, что проводимый федеральный проект призван дополнить этот имеющийся опыт, не подменяя его и не отменяя существующую в настоящее время практикуЭто принципиальная позиция, которая к нашему глубокому удовлетворению полностью разделяется Министерством образования и науки. Мы попросили направить по этому вопросу соответствующее информационное письмо от Министерства в регионы. Такое письмо было подготовлено, оно уже находится в ваших рабочих папках и в ближайшее время будет направленно в органы управления образованием всех субъектов Российской Федерации (письмо «О преподавании учебных предметов по истории и культуре религий в школе» Департамента государственной политики в образовании Минобрнауки России от 25 ноября № 03-2375)» [5].

Как следствие таких позиций представителей Церкви, все попытки показать, что указанная инициатива Президента Российской Федерации от 21 июля 2009 года практически полностью искажена чиновниками Минобрнауки России, наталкиваются на риторику чиновников о том, что с Патриархией «все согласовано», что Патриарх «поддержал» работу Минобрнауки в этом направлении [6].

Вышесказанное обуславливает необходимость правового анализа следующих, ранее упомянутых документов:

- письмо директора Департамента государственной политики в образовании Министерства образования и науки Российской Федерации И.М. Реморенко № 03-2375 от 25 ноября 2009 г. «О преподавании учебных предметов по истории и культуре религий в школе» [7],

- «Примерное соглашение о сотрудничестве органа управления образованием субъекта Российской Федерации и централизованной религиозной организации (наименование епархии) Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)».

Ключевые утверждения по рассматриваемым вопросам содержатся на третьей и четвертой страницах указанного письма И.М. Реморенко:

«…в регионах накоплен богатый опыт по формированию у обучающихся системы позитивных духовных и моральных ценностей на основе ознакомления с историей и культурой религий и основами этики.

Департамент обращает внимание на то, что апробация комплексного учебного курса призвана дополнить этот имеющийся опыт, не подменяя его и не отменяя существующую в настоящее время практику».

Отметим, что руководству Русской Православной Церкви данный документ был представлен как официальное со стороны Минобрнауки России подтверждение правовой возможности продолжения ранее осуществлявшейся в регионах практики преподавания православной культуры.

Утверждение И.М. Реморенко в процитированном фрагменте его письма является сознательным введением в заблуждение, поскольку директор департамента Минобрнауки не может не знать (в силу его непосредственного участия в этих процессах), что в настоящее время полностью отсутствуют законные основания и возможности для продолжения преподавания православной культуры в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях в ранее реализовывавшихся в ряде субъектов Российской Федерации формах – вне рамок обозначенного «эксперимента», которым фактически выхолащивается и подменяется содержание учебного курса православной культуры, а объем преподавания ужимается до неадекватно малого.

Изменениями, внесенными в 2007 году [8] в Закон РФ «Об образовании», были ликвидированы региональный и школьный компоненты в структуре государственного образовательного стандарта (в данном случае важно – общего образования), в целом были изменены понятие и структура государственного образовательного стандарта. По существу, остался «преемник» школьного компонента (при изменении его наименования, содержания и процедуры формирования), трансформировавшись в часть основной образовательной программы, «формируемую участниками образовательного процесса». Подпункт 1 пункта 4 статьи 7 Закона РФ «Об образовании» (в действующей редакции), устанавливающий (помимо обязательной части основной образовательной программы) «часть основной образовательной программы, формируемую участниками образовательного процесса», по сути, в новой форме закрепляет частичную вариативность основной образовательной программы. Эта часть основной образовательной программы, самостоятельно формируемая образовательным учреждением и другими участниками образовательного процесса на уровне образовательного учреждения [9], потенциально могла бы обеспечивать частичную вариативность основной образовательной программы.

Однако предоставленные действующей редакцией Закона РФ «Об образовании» правовые возможности реализовывать курсы православной культуры в рамках части основной образовательной программы, формируемой участниками образовательного процесса, были практически полностью сведены на нет положениями нового федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования, утвержденного приказом Минобрнауки России от 6 октября 2009 г. № 373, которым объем вариативной части основной образовательной программы (в урочной части) был неправомерно сужен до неадекватно малого объема, т.е. фактически она была исключена, так как ее объём почти полностью был замещён внеурочной деятельностью (п. 19.3 стандарта).

После указанных изменений в законодательстве об образовании в конце 2007 года и после введения в действие вышеуказанного нового стандарта школьного образования не осталось никаких законных оснований для продолжения существовавшей более 17 лет практики преподавания православной культуры в российских школах, охватывавшей к 2006 году до 600 тысяч обучающихся [10] (добровольно, с согласия их самих и их родителей). Не имеющая юридических оснований практика постепенно ликвидируется.

Поэтому процитированное выше утверждение И.М. Реморенко в его письме совершенно не соответствует правовым реалиям, вводит его адресатов в заблуждение.

Далее на с. 3–4 рассматриваемого письма И.М. Реморенко говорится:

«В этом контексте для реализации апробации комплексного учебного курса и перспектив его конструктивной интеграции с существующей практикой изучения истории и культуры религий в школе следует отметить разработанное в 2007 г. "Примерное соглашение о сотрудничестве органа управления образованием субъекта Российской Федерации и централизованной религиозной организации – епархии Русской православной церкви (Московского патриархата)” (далее – соглашение). В сопроводительном письме Департамента от 13 июля 2007 г. № 03-1584 в субъекты Российской Федерации указано, что текст соглашения является примерным и его содержание может видоизменяться в зависимости от условий и потребностей, имеющихся в конкретном регионе, особенностей взаимодействия с централизованными религиозными организациями других религий. Подобные соглашения могут заключаться с централизованными религиозными организациями других религий, составляющих неотъемлемую часть исторического и культурного наследия народов России с учётом особенностей их структурирования и функционирования на территории субъекта Российской Федерации. Во многих субъектах Российской Федерации подобные соглашения действуют уже много лет».

Прежде всего, необходимо отметить, что большая часть формулировок процитированного фрагмента письма И.М. Реморенко совершенно не корреспондирует сути обсуждаемого вопроса и никак не может оцениваться как ответ по существу на вопрос относительно наличия оснований и условий для продолжения преподавания православной культуры вне рамок выше обозначенного эксперимента.

В письме И.М. Реморенко совершенно не указаны правовые, в т.ч. законные, основания для продолжения преподавания православной культуры вне рамок выше обозначенного эксперимента. Упоминание о том, что «подобные соглашения» действуют много лет, является юридически значимым обоснованием возможности продолжения практики преподавания православной культуры в тех же формах.

Содержание «Примерного соглашения о сотрудничестве органа управления образованием субъекта Российской Федерации и централизованной религиозной организации (наименование епархии) Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)», к которому здесь отсылает И.М. Реморенко, не выдерживает критики с юридической точки зрения, так как оно насыщено размытыми, неконкретными, неопределёнными по значению формулировками, в результате чего такие формулировки могут быть легко применимы как к предложенной Русской Православной Церковью модели изучения православной культуры [11], так и, равным образом, к навязываемой отечественной школе модели общеобязательного изучения детьми вульгарно-секуляристского религиоведения (активные лоббисты которого – И.И. Калина, И.М. Реморенко, М.М. Шахнович, А.О. Чубарьян, А.Г. Асмолов и др.).

Указанное «Примерное соглашение…» изобилует декларативными формулировками о «сотрудничестве» и «содействии», обладающими неопределенным значением и не влекущими для сторон Соглашения никаких четких и ясных обязательств друг перед другом. Такие же недостатки свойственны использованным словосочетаниям «обеспечивает учет запроса граждан», «участвует в разработке» и многим другим. 

 

ОКОНЧАНИЕ


Просмотров: 2674